В помощь аспирантам и соискателям
Главная страница Новости подготовки и аттестации Открытый каталог научных конференций Нормативная база Полезная информация Ссылки Форум аспирантов



Элекронная книга



Страницы: Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 47, 48, 49  След.

1. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ ПОДГОТОВКИ И АТТЕСТАЦИИ НАУЧНЫХ И НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ

1.2. Виленский университет - «ALMA MATER» науки и образования Беларуси и Литвы


Знание истории своего народа всегда вдохновляло человека на новые свершения и одновременно защищает от ошибок прошлого. Особенно важно это знать в переломные моменты истории, когда уходят старые представления об окружающем мире и рушатся, казалось бы, непоколебимые устои и нормы жизни. Многое периодически повторяется через какие-то этапы в жизни одного и того же народа, и человечество постоянно ощущает груз своих ошибок, вновь и вновь испытывает ощущения, что «наступает на одни и те же грабли». Тот делает меньше ошибок, кто знает историю своего народа, а также закономерности развития мировой цивилизации, кто умеет увидеть сквозь призму исторического опыта возможные последствия своих деяний, особенно в такой сложной и деликатной сфере, как наука и образование.

Усилиями ряда белорусских ученых, и в первую очередь Н.О.Алексютовича, А.А.Бирило, А.В.Грицкевича, Э.К.Дорошкевича, Е.Ф.Карского, А.Ф.Коршунова, Н.С.Купчина, А.В.Мальдиса, А.С.Майхровича, В.Н.Перцева, В.И.Пичеты, С.А.Подокшина, Е.С.Прокошиной, С.Ф.Сокола, А.Я.Цукермана, В.Ф. Шалькевича. И.А.Юхо, достаточно глубоко изучены вопросы истории становления философской, социологической и юридической наук в Беларуси и роли в этом процессе первых на территории Беларуси учебных заведений. Исследования по истории развития других направлений в белорусской науке и образовании содержат еще немало пробелов. Вместе с тем, в Виленском университете, «Акадэміі ў Астрозе», Гродненской медицинской академии, Горы-Горецком земледельческом институте, Полоцкой иезуитской академии, различных иезуитских коллегиумах, православных академиях и семинариях, дворянских институтах, частных школах для детей магнатов, государственных и общественных деятелей того времени работали выдающиеся ученые, которых можно отнести к родоначальникам этих направлений [163]. Их творческое наследие представляет несомненный интерес для правильного понимания исторических корней науки и образования в нашей стране.

Виленский университет, правопреемником которого сегодня является Вильнюсский университет в Литве, - это старейшее высшее учебное заведение в восточной части Европы [159, 165]. В соответствии с Петербургской конвенцией от 24 октября 1795 г., в результате третьего раздела Речи Посполитой в состав Российской империи вошла западная часть Беларуси, часть Литвы (по г. Ковно) и Курляндия. В г. Вильно (сегодня г. Вильнюс, Литва) находилась в то время Главная Литовская школа, в которую была преобразована в 1780 г. известная в Западной Европе Виленская иезуитская академия. Она была открыта в 1579 г. по решению короля Речи Посполитой Стефана Батория на базе Виленского иезуитского коллегиума (в отдельных источниках можно встретить название «иезуитских коллегий» вместо «коллегиумов»), который упоминается впервые в документах Великого княжества Литовского от 1570 года. Коллегиум был образован на базе иезуитских школ, в том числе пиаровской школы, которая упоминается в начале XVI в.

До открытия Виленской академии в Великом княжестве Литовском не было высших учебных заведений. Рост престижа государства, его экономическое, социально-политическое и культурное развитие увеличивали потребность в образованных людях, квалифицированных учителях, врачах, юристах, дипломатах и т.д. Выезд на учебу в другие страны уже не удовлетворял этот спрос. Кроме того, вторая половина XVI в. связана со значительным распространением католицизма на землях Беларуси и Литвы. Поэтому открытие и становление Виленской иезуитской академии проходило при помощи религиозных центров из Западной Европы.

Роль Виленского университета, его предшественника - Виленской академии, а также двух академий (медико-хирургической и духовной), продолживших традиции университета после его закрытия в 1832 г. (просуществовавших до 1842 г.), в развитии науки и образования России, особенно ее западных губерний (в том числе Польши и Беларуси), явно принижена. Это произошло в силу проводимой в то время в дореволюционной России на уровне государства великодержавной политики– «русификации». Заслуги этого центра науки и образования Восточной Европы несомненны. Достаточно отметить, что там в разное время работали известные ученые в области философии, математики, естествознания, истории, права, астрономии, медицины, языковедения и других отраслей науки [159].

С момента открытия Виленской иезуитской академии начали работу два факультета: философский и теологический. На философском факультете преподавались все гуманитарные и природоведческие предметы: физика, математика, метафизика, логика, риторика, поэтика, география, древние языки (греческий, латинский, еврейский) и новые языки (немецкий, французский). На теологическом факультете изучались священное писание, теология (полемика, мораль, схолостика), каноническое право, казуистика и т.д. В 1641 г. при академии был открыт факультет права. Король польский и великий князь литовский Владислав IV Ваза своим решением подтвердил все права, полученные академией ранее, а также пожелал, чтобы в ней «публічна выкладаліся курсы кананічнага і цывільнага права і каб тым, хто праявіць сябе належным чынам падрыхтаваным па гэтых навуках, прысуджаліся ўсе навуковыя ступені, якія прысуджаюцца ў другіх акадэміях і універсітэтах» [160, с.139].

Основателем этого факультета считается подканцлер Великого княжества Литовского Лев Сапега, который пригласил на работу в Виленскую академию четырех профессоров-правоведов: двух немецких из католического университета г. Ингольштата - профессора гражданского права С.Дильгера (Dilger) и профессора канонического права И.Шауэра (Schauer); одного испанского из католического университета г. Гренада - профессора гражданского права Б.Соксо (Soxo) и белоруса, уроженца Витебщины, профессора канонического права А.Олизоровского, работавшего до этого в Падуанском университете (Италия). Деканом факультета стал профессор С.Дильгер.

Адам (Аарон, по другим данным Александр) Олизоровский (1618-1659), уроженец Витебщины, правовед, политолог, историк и социолог той поры, учился сначала в иезуитских коллегиумах Несвижа, Вильно и Полоцка, а затем в ведущих университетах и учебных заведениях Польши, Австрии, Германии и Италии. Он - доктор гражданского и канонического права (1645), защитивший диссертацию в университете г. Ингольштата (Германия), и профессор Виленской академии, один из крупнейших представителей гуманитарных наук Беларуси того периода истории, автор книги «Об политической общности людей» (Гданьск, 1651), в которой сделана попытка в противовес существующим традициям и религиозным представлениям рассмотреть общественную жизнь через интересы человека и требований человеческого разума.

В дальнейшем на этом факультете всегда работали известные юристы-правоведы. Так, в 1780 г. на факультете работали: профессор римского права В.Сируть, профессор натурального права И.Стройковский, профессор местного (Великого княжества Литовского) права М.Алехнович, профессор канонического права К.Посалаевский [160 , с. 174].

До момента открытия факультета права остро стоял вопрос о том, правомочно ли приравнивать Виленскую академию к классическому университету. Особую позицию в этом вопросе занимали руководители и профессура Краковского университета. Так, в 1699 г. профессор этого университета Н.Залашовский в своей книге «Право Польского королевства» [17, с.41] справедливо указывал, что Виленскую академию нельзя было считать вначале университетом, так как в ней отсутствовали факультеты медицины и права, а также не было многих кафедр, имеющихся в других западноевропейских университетах.

Активное участие в развернувшейся полемике принял профессор Виленской академии Ян Преусгоф (1663-1721), проработавший ранее в течение почти 30 лет преподавателем иезуитских коллегиумов Турова, Несвижа и Слуцка. В 1707 г. в книге «Ягеллонско-Баторийский Виленский университет, цветущий лаврами» [17, с 41] он попытался доказать, что точка зрения профессоров Краковского университета предвзята и продиктована только стремлением доказать значимость своего университета для регионов Беларуси и Литвы. Право Виленской академии называться университетом Я.Преусгоф обосновывает не столько достижениями академии в развитии науки и подготовке образованных людей, сколько ссылками на соответствующие документы, принятые руководством католической церкви и Речи Посполитой (в частности, на буллу папы римского Григория XII, в которой вновь открытое в Вильно иезуитское учебное заведение было названо «Виленская академия или университет»). Кроме того, он отмечает многочисленные привилегии, данные учебному заведению королями Речи Посполитой на протяжении XVI и XVII в.в., которые не имели в то время и отдельные западноевропейские университеты.

Профессор Я. Преусгоф в этой книге предпринял попытку впервые проследить историю Виленской академии со дня ее основания. Как утверждает белорусский историк и философ А.А.Бирило, эта книга, несмотря на сумбурный характер и ошибки, содержала ценные сведения об особенностях преподавания отдельных дисциплин и о некоторых видных ученых того времени.

Анализ истории Виленской академии показывает, что ей приходилось постоянно вести борьбу за первенство с другими иезуитскими учебными заведениями. Особенно это просматривается во взаимоотношениях с Гродненским, Оршанским, Полоцким, Несвижским и Минским коллегиумами, а в начале XIX в. с Полоцкой академией. В этих коллегиумах преподавателями нередко работали весьма квалифицированные и прогрессивные ученые, нисколько не уступавшие по знаниям виленским. Достаточно привести в качестве примера заочный (через книги и научные работы) диалог, развернувшийся по вопросам применения «Новой философии» во второй половине XVIII в. между представителями этих заведений. К тому времени относится курс лекций Франциска Киниксмана «Источник наук, или диалектика» (1759), прочитанный в Минске и записанный Казимиром Веригой [115, с. 178]. Еще дальше пошла группа профессоров в Гродно. Новыми подходами для того времени отличались курсы лекций Антони Бандевича «Философия аристотелико-скоттиская...» (1751), М.Домашкевича «Основы натуральной философии, или физика» (1787-1789), Ивана Стрипейко «Лекции по экспериментальной физике...» (1792), Ю.Мышковского «Частная физика» (1790) и др. [115, с. 178-186]. Именно полемика сторонников таких новых взглядов по различным, казалось бы, общепринятым нормам общественной жизни, и вела к постоянному совершенствованию системы собственных знаний. Начало таких диспутов было положено после открытия иезуитских коллегиумов. К первым из них можно отнести диспут С.Будного и Ф.Даманевского (Домановского) с иезуитами в Полоцке, состоявшийся в 1589 г. [183, т. 3, с. 201]. В 1594 г. в Новогрудке состоялся диспут между Я.Даманевским и философом-схоластом М.Смиглецким.

На протяжение своей истории Виленская академия переживала периоды спада и бурного развития, часто являлась источником прогресса в науке, особенно в философии и естествознании, в Восточной части Европы. Однако были и периоды господства консервативных взглядов, схоластики и догматизма. Более того, профессора академии нередко возглавляли преследования инакомыслящих прогрессивных ученых и педагогов, создавая всевозможные препятствия для распространения объективных знаний о новых открытиях в области естествознания. В разные периоды отдельные из них меняли свою точку зрения и даже вероисповедание (как все это знакомо нам из истории, как часто люди науки и образования в зависимости от конъюнктуры соответствующего периода истории становились на службу «власть предержащим»?!).

Наиболее распространенной позицией у педагогов того времени была следующая. Ученые, особенно занимающиеся прикладными науками, старались обойти скользкие проблемы, опасаясь обвинения в ереси. Большинству профессоров не только Виленской академии, но и западноевропейских университетов того времени, была присуща непоследовательность и противоречивость взглядов, хотя в целом им характерна ориентация на достижения естествознания, признание, не без колебаний и оговорок, прогрессивных учений и концепций новой философии. Нередки были случаи попыток отдельных профессоров философии в своих курсах лекций и трудах свести все к учению об универсалиях (общих понятиях) и силлогизмах (категориях). Логика в этом случае нередко превращалась, как справедливо считает белорусский историк А.А.Бирило [17, с.34], к «уточненному жонглерству абстрактными понятиями». Несмотря на господство церкви в образовании, научная мысль Великого княжества Литовского формировалась под влиянием прогрессивных новых взглядов, идущих как с Запада, так и с Востока. Учения Коперника, Браге, Бэкона, Декарта, Локка, Ньютона, Лейбница, Вольфа и других видных ученых Западной Европы того времени проникали на территорию Беларуси и Литвы и находили здесь своих почитателей и последователей. Свидетельством тому является книга «Centuria Astronomika» (1639), изданная аудитором (что-то близкое нашему доценту) Виленской академии Альбертом Дублинским [115 , с. 113]. В ней достаточно полно для того времени обобщены сведения о «науке о движении звезд».

Безусловно, особое место в деятельности профессоров Виленской академии занимала борьба с православьем и желание внедрить католическую веру на территории Беларуси. Уже в конце XVI в. развернулась борьба иезуитов с известным православным учебным заведением, имеющим название «Акадэмія ў Астрозе». Первым ректором «Акадэміі ў Астрозе», открытой в 1580 г. князем Константином Острожским и просуществовавшей до 40-х годов XVII в., был Герасим Смотрицкий, проректором (помощником) первые несколько лет - приглашенный из Греции Кирилл Лукарис, будущий константинопольский патриарх. Основатель этой академии К. Острожский был одним из богатейших магнатов Великого княжества Литовского того времени, центральной фигурой, вокруг которого концентрировались противники унии с римско-католической церковью. Созданная им академия, как отмечает известный белорусский историк В.Ф.Шалькевич [160 , с. 129], по составу профессоров не уступала Виленской. Она готовила преподавателей для братских православных школ. В ней преподавались богословие, философия, риторика, поэзия, история, естественные науки и др.

Продолжением этой борьбы явились преследования Мелентия (Максима Герасимовича) Смотрицкого (1572-1630), известного православного просветителя, доктора медицины, учившегося сначала в Виленском коллегиуме, а затем в Лейпцигском, Виттенбергском и Нюрнбергском университетах [115 , с. 89]. В 1617 г. он постригся в монахи и принял имя Мелентий. С 1620 года - архиепископ полоцкий, а затем настоятель виленского монастыря св. Духа. Его книги «Ответ на язвительное сочинение» (1608) и «Фринос, или Плач восточной церкви» (1610) вызвали гнев сторонников униатской церкви, приведший к его выезду за пределы Беларуси.

Несколько позднее развернулась борьба с Казимиром Лыщинским (1634-1689), известным вольнодумцем и атеистом того времени, вышедшим из ордена иезуитов, что повлекло его арест и казнь «путем отсечения головы». Более спокойно протекала борьба с представителями умеренного крыла православья: Лаврентием Зизанием, Яном Белобоцким, Симеоном Полоцким, Ильей Копиевичем, Георгием Конисским и другими. Некоторые из них предпочитали вообще оказаться за границей, чем вступать в открытую конфронтацию с религиозными деятелями. Это, прежде всего, относится к И.Копиевичу (1651-1714), который «будучи белорусом по происхождению, в своих произведениях преследовал цели просвещения как русского, так и белорусского народов и на деле... защищал и проводил в жизнь идею воссоединения Белоруссии с Россией» [115 , с. 135].

 Несмотря на господство католицизма, в это время прорывались новые идеи во взглядах на природу, на закономерности естествознания. К ним можно отнести «Речь русина» и «Вторую речь русина о рождении Христа», авторами которых являлись, скорее всего, прогрессивные преподаватели Виленской академии и их коллеги из иезуитских коллегиумов, скрывающиеся под вымышленными фамилиями и псевдонимами. Во второй половине XVIII в. в Виленской академии, как и других иезуитских коллегиумах, увеличивается количество предметов по естественным наукам, возрастает число учебных часов на них, изменяется материальная база учебного процесса. Появляются кабинеты математики, физики, ботаники, биологии, химии и т.д. Так, в Виленской академии в 1753 г. была открыта обсерватория.

Во второй половине XVIII в. четко просматривается увеличение интереса к истории и географии в Великом княжестве Литовском. В это время появляются переводные издания западноевропейских ученых. Так, по данным белорусского историка А.А.Бирило [17, с. 114], наибольшее распространение на Беларуси и Литве получила книга французского историка А.Р.Верто по истории Римской империи, переведенная на польский язык канцлером Великого княжества Литовского Яном Ф.Сапегой. С большим интересом в светской среде была встречена пятитомная книга «История Польши» французского ученого М.И.Солигнаца, изданная в Вильно в 1763-1767 г.г. Тот же А.А.Бирило справедливо указывает, что несмотря на явный прогрессивный взгляд на историю автора этого труда, в нем имеет место повышенное внимание к войнам, сменам королей и князей в Речи Посполитой и в Великом княжестве Литовском, что приводит к субъективным оценкам их роли в развитии государства и общества тех времен. Высокую оценку у современников получила и книга известного историка XVII - XVIII в.в. Шимона Старовольского «Описание Польского королевства во времена Сигизмунда III», изданная в 1765 г.

Не меньшей популярностью пользовались книги по истории Инфлянтов (часть Ливонии в XVI - XVIII в.в.), написанные владельцем многочисленных имений Яном Августом Гильзеном (1702-1767), который значительный период времени был Минским воеводой. В этом плане опубликование Илларионом Карпинским в 1766 г. «Географического словаря» стало знаменательным событием и было высоко оценено современниками.

Распространению правоведческих знаний способствовала издательская деятельность С.Конарского и М.Догеля. Матей Догель (1715-1760), получивший образование в Лейпцигском и Парижском университетах, занимавший пост ректора Виленской пиаровской коллегии, основал в 1756 г. Виленский конвинкт для шляхетской молодежи [183, т. 3, с. 265]. Им совместно с С.Конарским были опубликованы достаточно обширные труды по законодательным актам Речи Посполитой и Великого княжества Литовского, наиболее значительный из которых - «Дипломатический кодекс Польского королевства и Великого княжества Литовского» (1758-1764).

В этот период под руководством того же С.Конарского (1700-1773), известного польского педагога и общественного деятеля, в Речи Посполитой осуществлялась получившая высокую оценку у современников реформа системы образования. Преподаватели иезуитских учебных заведений, среди которых А.Бартошевич, А.Ростковский, А.Бромирский, Ю.Борейко и др., издали ряд оригинальных трудов по педагогике, в которых ищут новые подходы к воспитанию и обучению молодых людей. В программы подготовки в больших объемах были введены курсы естествознания, история, географии, красноречия, иностранных языков и т.д., что потребовало увеличения количества преподавателей, способных осуществлять обучение в изменяющихся условиях. Благодаря этому статус Виленской академии к концу XVIII в. значительно повысился.

В средине XVIII в. начался этап вытеснения старой схоластической философии новой. Анализ Э.К.Дорошевичем так называемых полоцкого, витебского, минского и гродненского трактатов [115, с.178-186] убедительно свидетельствует о постепенном признании «новых философов» в учебных заведениях того времени.

Во второй половине XVIII в. обострились земельные отношения в Речи Посполитой. В результате, как отмечает В.Ф.Шалькевич, «уласнікі абцяжарылі нявольніцтвам тых, хто раней добраахвотна прапаноўваў ім сваю працу» и «багатыя змаглі тады напісаць законы, якія зацвердзілі нявольніцтва земляробаў» [160 , с. 176]. О сущности проведенной аграрной реформы лучше, чем известный польский писатель того времени Гуго Коллонтай, не скажешь: «Земля остается панам, селянам - свобода рук». Вместе с известным борцом с существующими порядками М.Карповичем свой голос в защиту крестьян отдавали профессора Главной Литовской школы К.Богуславский и Д.Пильховский. К этому времени относится составленный Ксаверием Бжостовским [115, с. 218] устав для крестьян, в котором обосновывается необходимость личной свободы крестьян, знания ими своих прав и обязанностей согласно законодательству.

В 1797 г. Главная Литовская школа была преобразована в Главную Виленскую школу, в структуре которой были моральный и физический факультеты, а после закрытия Гродненской медицинской школы – еще и медицинский. В это время значительно повышается спрос на преподавателей, способных реализовать новые задачи в области образования, что приводит к росту престижа бывшей Виленской академии. В соответствии с указом императора Александра I, в 1803 г. на ее базе был открыт Виленский университет, просуществовавший до 1832 года и имевший четыре факультета: моральный, политических наук, медицинский, литературный и вольных наук (искусств). В состав преподавательского корпуса в 1803 г. входили 34 профессора и 12 адъюнкт-профессоров. Позднее при университете были открыты медицинский, ветеринарный, агрономический институты, обсерватория, ботанический сад и другие учебные и вспомогательные объекты, без которых не может функционировать такое сложное учебное заведение. В последние годы существования университета в нем работало 47 профессоров, 36 из которых были уроженцами Беларуси и Литвы.

Ректорами академии и университета, как правило, работали известные общественные деятели и педагоги того времени, получившие образование в лучших университетах Европы [13]. Основателем и первым ректором Виленской академии с 1579 по 1584 г.г. был Петр (Павенский) Скарга (1536-1612), уроженец Польши, видный церковный и политический деятель Речи Посполитой. Он получил образование в Краковском университете (1555), затем продолжил обучение в университетах Италии. В историю он вошел и как основатель Полоцкого иезуитского коллегиума и коллегиумов в Риге и Дерпте (сегодня Тарту, Эстония). По отзывам современников, П.Скарга был блестящим оратором, лектором и педагогом, активным сторонник создания «крепкого» государства на землях Польши, Беларуси и Литвы, издал ряд религиозно-политических  трудов [183, т. 6, с. 309]. С 1584 г. он находился на церковной службе в Кракове, а с 1588 года был придворным проповедником короля Жигимонта III Вазы.

Вторым ректором Виленской академии (в период с 1584 по 1588 г.г.) был философ и просветитель XVI века Петр Скарга (Повенский), идеолог эпохи Контрреформации в Речи Посполитой. Позднее ректорами этой академии были также: известный историк и религиозный деятель Речи Посполитой, один из организаторов Ковенского иезуитского коллегиума, доктор теологии  Войцех (Альберт) Коялович (в 1654-1656 г.г.); доктор философии и риторики Матей Карский (в 1710-1717 г.г.); доктор теологии Кароль Бартольд (в 1735-1737 г.г.); доктор теологии Казимир Адам Нарушевич (в 1769-1772 г.г.); доктор философии Антоний Скорульский (в 1772-1774 г.г.); ряд других известных деятелей Великого княжества Литовского и церкви. С 1780 по 1803 год ректором сначала Главной Литовской школы, а затем Главной Виленской школы, в которые была преобразована Виленская академия до открытия университета, был известный белорусский педагог, профессор математики Мартин Почобут-Одляницкий. С 1803 по 1806 год во главе Виленского университета был историк и литератор Иероним Стройковский, а с 1806 по 1825 г.г. - известный астроном, математик, и философ того времени, доктор философии, профессор Ян Снядецкий. Последним ректором Виленского университета (с 1825 по 1831 г.г.) был Венцеслав Пеликан.

Матей Карский (1662-1717) окончил в 1686 г. Виленскую академию и защитил в ней диссертацию на доктора теологии. Затем он работал в Плоцком (профессор риторики) и в Варшавском университетах (профессор теологии и права), а также преподавателем философии в Полоцком иезуитском коллегиуме [183, т. 4, с. 127], где с 1709 г.г. был его ректором. Возглавив в 1710 -1717 г.г. Виленскую академию, он возродил ее после опустошительной эпидемии 1710 г. в Вильно. Вместе с А.Кмицицем он считается  одним из первых, кто отошел от существующих в то время догматических представлений в философии о закономерностях в природе.

Кароль Бартольд (1680-1745) получил образование и преподавал в Варшавском иезуитском коллегиуме, а в 1721 г. стал профессором философии Виленской академии. С 1735 по 1737 г.г. работал ректором академии, а с 1737 по 1741 г. занимал пост провинициала Литовской провинции иезуитов. К.Бартольд руководил в Великом княжестве Литовском борьбой иезуитов с пиарами за влияние на народное образование. В книге «Описание государственного строя Польского королевства ...» (1721), переизданной пять раз, всю историю Речи Посполитой он сводил к истории польских королей и литовских князей. Можно согласиться с выводами белорусского историка А.А.Бирилы о тенденциозном и однобоком изложении истории этим профессором, однако нельзя не признать значение проделанной им работы по систематизации исторических данных [17, с. 43].

Антоний Скорульский (1715-1780) получил образование в Виленской академии, был ректором и профессором философии иезуитских коллегиумов в Новогрудке и Вильно [183, т. 6, с. 309]. В своем основном труде  «Комментарий философии, т.е. логики, метафизики и физики» (1755) он отражает собственное восприятие новых явлений. Им делается попытка примирить основные принципы схоластической философии с идеями Нового времени. При этом он не воспринимал и отвергал учение Н.Коперника, атомизм и учение И.Ньютона. А.Скорульский (параллельно с М.В.Ломоносовым) сделал в 1755 г. вывод о том, что питательными соками растение обеспечивают «как земля, так и небо», а в листьях «тщательно вырабатывается питательный сок» [155, с.93]. Это было важно с точки зрения отхода от схоластики и метафизики, господствующих в те времена.

Из ректоров Виленской академии и университета наиболее известным в области естественных наук является Мартин Почобут-Одляницкий (1728-1810), который родился в д. Сломенцы Гродненской области. Сначала он учился в иезуитской школе в г. Гродно, а затем в университетах Германии, Франции и Италии. После возращения на родину преподавал математику и астрономию в иезуитском коллегиуме в Полоцке, а с 1764 года состоял на службе в Виленской академии на должности профессора математики и астрономии [183, т. 5, с. 458]. Он основал в Вильно астрономическую обсерваторию. На протяжении с 1772 по 1806 г. он вел астрономические наблюдения, описание которых составили 34 тома. Им впервые были определены географические координаты многих населенных пунктов Беларуси. В 1773 г. им был открыт ряд неизвестных до этого небесных светил. Эти его открытия в 1778 г. были утверждены Парижской академией наук и занесены в известный атлас Фламстеда. На базе наблюдений этого ученого французский астороном Ж.Лаланд составил новые таблицы движения Меркурия вокруг солнца. М.Почобут-Одляницкий известен как автор книг-учебников «Пачаток геаметрыi…», «Астранамiчныя назраннi» и др. В честь его достижений по поручению Короля Речи Посполитой была отчеканена медаль с его портретом и надписью «Sie itur ad astra» (Так шагают к звездам) [160 , с. 174]. Работая ректором Главной школы Великого княжества литовского почти 20 лет, он много сделал для реформирования самой школы, поднятия ее авторитета.

Иероним Стройновский (1752-1815) был  уроженцем Тернопольщины. После окончания пиаровского коллегиума с 1776 по 1780 г.г. преподавал в Варшавском коллегиуме математику, логику, метафизику, политическую экономию и право. С 1781 г. он был  профессором натурального права Главной Литовской школы, а с 1787 по 1789 г.г. преподавал и повышал образование в университетах Италии. Вернувшись на родину, с 1789 года работал в составе «Адукацыйнай камісіі», а затем - ректором Виленской академии. Представитель умеренного крыла шляхетско-буржуазной философии конца XVIII в., член Варшавского товарищества друзей науки и Вольного экономического общества в Петербурге, он издал учебник «Наука об естественном и политическом праве, политической экономии и праве народов» (1785), переизданный на разных языках (в том числе и на русском в 1809 г.) пять раз [115, с. 221].

Польский астроном, математик, философ и просветитель Ян Снядецкий (1756-1830) учился в Краковской академии, университетах Гетингена, Лейдена, Утрехта и Парижа. Прежде чем стать ректором Виленского университета (с 1806 по 1825 г.г.), он заведовал кафедрами математики (с 1781 г.) и астрономии (с 1782 г.) в Краковском университете. Он являлся  директором Краковской (1792-1803 г.г.)  и Виленской (1807-1815 г.г.) обсерваторий, а в 1811 г. был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук (1811). Учебники Я.Снядецкого по математике, астрономии, географии и истории в течение значительного периода были основными для учебных заведений Беларуси и Литвы [183, т. 6, с. 373].

Венцеслав Венцеславович Пеликан (1790-1873), уроженец Слонима, доктор медицины и хирургии с 1814 года, в 1809 г. окончил Виленский университет, а в 1813 г. - Петербургскую медико-хирургическую академию. С 1817 по 1831 год его деятельность была связана с Виленским университетом (профессор, декан медицинского факультета, ректор) [183, т. 5, с. 462]. С 1831 г. он работал в Министерстве внутренних дел России, а затем директором медицинского департамента военного министерства. С 1851 г. он возглавил Петербургскую медико-хирургическую академию. В.Пеликан - известный конструктор хирургических инструментов XIX в. и автор медицинских учебников.

Безусловно, кроме этих ярких личностей, было много и менее известных ректоров, некоторые из них вообще не оставили следов в истории. Именно в такие периоды, как свидетельствует анализ исторических источников, неоднократно ставился вопрос о реформе и даже о закрытии Виленской академии.

История этого высшего учебного заведения убедительно свидетельствует о том, как велика роль личности руководителя в сфере науки и образования, в частности, ректора. Безусловно, «взлеты» и «падения» учебного заведения во многом определяются тем, кто стоит во главе его коллектива. Как правило, на должность ректора назначался один из известных государственных и общественных (чаще религиозных) деятелей, являвшихся одновременно педагогами. Лидер - яркая сильная личность, являющаяся авторитетом в государстве и обществе, профессионалом в отрасли, умеющая найти выход в кризисных условиях и убедительные аргументы для подтверждения правильности выбранного пути, а также способная сплотить профессорско-преподавательский коллектив на решение новых задач, может найти нестандартные решения казалось бы в безнадежных ситуациях. Если же период работы такого руководителя совпадает с периодами прогресса в обществе, экономике и науке, то учебное заведение становится символом этого прогресса и находится на вершине славы и признания. Его выпускники при этом занимают самые высокие должности в кадровой иерархии государства.

Если же во главе этого заведения оказывается «слабый» безынициативный человек, озабоченный своим личным благополучием и живущий по принципу «как бы чего плохого не вышло», то даже в благоприятный период наступает потеря имиджа учреждения или организации, а с ним утрата лидерства в отрасли и в обществе. Еще большая «беда» ждет коллектив учебного заведения, если «правление» такого руководителя совпадает с «катаклизмами» в обществе. Здесь весьма велика вероятность постановки на уровне государства, да и общества, вопроса о реформировании такого учебного заведения и даже закрытия. При этом, если есть выбор из нескольких подобных заведений, то шанс стать первым ликвидируемым всегда был и остается у «более слабого». История Виленского университета и Полоцкой иезуитской академии является в этом плане наглядным примером. В начале XIX века велась активная полемика между профессорами этих учебных заведений по вопросам перспектив развития католицизма на Беларуси, путях совершенствования учебного процесса и материальной базы для него, да и решения всего комплекса вопросов педагогической работы и жизни учебных заведений такого типа.

Полоцкая иезуитская академия была открыта в 1812 г. согласно указу Александра I на базе иезуитского коллегиума, открытого в Полоцке еще в 1579 г. [183, т. 5, с. 531]. Это было одно из старейших и авторитетнейших учебных заведений в Великом княжестве Литовском. После изгнания иезуитов из г. Риги в 1600 г. именно этот коллегиум был утвержден в качестве центра иезуитского ордена в Великом княжестве Литовском. В истории этого коллегиума были разные периоды. Достаточно отметить такой исторический факт. Российским царем Алексеем в 1656 г. коллегиум был закрыт, однако уже через год благодаря авторитету его выпускников, ходатайствующих за учебное заведение, он был восстановлен. Особенно поднялся авторитет этого учебного заведения в восточной части Беларуси к концу XVIII в. В нем в это время работали профессорами известные церковные деятели, да и среди педагогов по естественным наукам было много известных исторических личностей.

В части учебного процесса Полоцкая иезуитская академия подчинялась Министерству просвещения России, а по других вопросам - генералу ордена иезуитов Т.Бжазовскому. Ректорами были: А.Люстиг (с 1812), А.Ляндес (с 1814) и Р.Бжазовский (с 1817). Среди преподавателей были выходцы из Италии, Франции, Германии, Австрии, Швейцарии, Польши и других стран, а также белорусы-профессора: профессор физики И.Цитович, профессор греческого языка Н.Гаврилович, профессор русского языка и литературы И.Залеский и другие.

С 1782 ректором Полоцкого иезуитского коллегуима был Габриэль Ленкевич (1722-1798), католический религиозный деятель, архитектор и педагог, автор проектов строительства ряда зданий на территории Беларуси, являющихся сегодня памятниками культуры. До назначения ректором он преподавал в коллегиумах Несвижа и Полоцка философию, архитектуру и математику (с 1765 по 1773 г.г.). С 1785 г. он исполнял обязанности генерала ордена иезуитов [183, т. 4, с. 425].

С 1768 года философию, математику, архитектуру и теологию в Полоцком иезуитском коллегуиме преподавал Франтишек Каров, который с 1786 года несколько лет был ректором коллегиума [183, т. 4, с. 129].

С 1785 года здесь же работал педагог-естественник Г.Грубер, известный как подвижник в создании специальных кабинетов и лабораторий не только в этом коллегиуме, но и в других (в  Пинске, Орше и Витебске).

В 1813 г. Полоцкой иезуитской академии были даны права университета. Выпускники получали 14-ый класс согласно российского «Табеля о рангах». К тому времени в академии обучалось около 700 студентов, там были теологический и лингвистический факультеты, а также факультет свободных наук (в том числе гражданской и военной архитектуры). Студенты изучали в академии языки (латинский, греческий, русский, французский, немецкий, итальянский, польский, сирийский, древнееврейский), литературу, логику, метафизику, этику, политическую экономию, архитектуру, естественные науки (геометрию, математику, физику, химию, астрономию, ботанику, зоологию).

Академия имела две библиотеки - одна с книгами на польском языке, а вторая (больше 40 тысяч томов) - на русском и других языках. В ее состав входили также музей ценностей, кабинеты натуральной истории, химии, физики, зоологии, минералогии и т.д., не уступающие аналогичным в других учебных заведениях того времени, в том числе в Виленском университете. Издавался «Полоцкі месячнік» (Miesieczik Polocki).

Среди преподавателей академии много ярких имен. На протяжении нескольких лет архитектуру и иностранные языки преподавал известный итальянский педагог и архитектор Каэтан Онгиалини, оставивший после себя на территории Беларуси ряд шедевров, ставших сегодня историческими памятниками. лекции Ф.Прокоповича считались современниками образцом педагогического мастерства и хранились в библиотеке коллегиума. Преподавателем академии Ю.Цитовичем были подготовлены курсы химии растений и животных, получившие у современников высокую оценку [183, т. 11, с. 46]. Химические исследования исландского мха проводил аптекарь Ф.Бранденбург, являющийся членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. В академии работал профессор философии Винцентий Бучинский (1789-1853), уроженец Витебщины, окончивший Полоцкий коллегиум (1809), преподававший до академии в иезуитских коллегиумах Мстиславля и Витебска риторику и поэтику [183, т. 11, с. 141]. Он приобрел широкую известность в результате полемики между профессорами Виленского университета и Полоцкой академии, проходившей в 1817-1818 г.г. вокруг поэмы Н.Мусницкого «Полтава», изданной в Полоцке в 1803 г. В библиотеке хранилась также диссертация философа А.Довгирда, однако не ясно, где она защищалась (скорее всего, в Виленской академии).

Академии было предоставлено право присваивать ученые степени магистров вольных наук и философии, а также докторов теологии, гражданского и канонического права (авторам не удалось найти в исторической литературе сведений о лицах, получивших эти степени именно в Полоцкой академии).

Как справедливо отмечает белорусский историк В.Ф.Шалькевич [183, т.6, ч. 1, с. 459], академия в целом не в полной мере отвечала уровню развития тогдашней науки и тем более требованиям классического университета западноевропейского уровня. Профессора Виленского университета критиковали Полоцкую академию, как «гняздо абскурантызму». Характерное для России 20 - 30-х г.г XIX в. ухудшение отношения к римско-католической церкви повлекло за собой закрытие иезуитских учебных заведений, и Полоцкая иезуитская академия оказалась первой (1820 г.). Виленский же университет был закрыт в 1832 г. Немалую роль в закрытии этих заведений сыграло активное участие студентов и преподавателей в национально-освободительной борьбе.

После закрытия Виленского университета на базе его медицинского факультета были открыты Виленская медико-хирургическая академия, а на базе морального факультета - Виленская духовная римско-католическая академия [183, т. 2, с. 284-285] просуществовавшие до 1842 года. При медицинском факультете университета чуть раньше были открыты уникальные учебные подразделения: Институт вакцины (1808) и Институт материнства (1809). Хотя они просуществовали и не долго, однако стали прообразом будущих НИИ в медицине.

При Виленском университете в 1827 г. был также открыт Институт сельского домоводства, которым руководил профессор А.Огановский, один из известных специалистов в области сельского хозяйства того времени. При Виленской медико-хирургической академии (1831-1842) работал Ветеринарный институт, созданный одним из первых в России по этому направлению аграрной науки.

В Виленской медико-хирургической академии уже тогда имели место принципы самоуправления. Она одна из всех учебных заведений восточной Европы наиболее полно соответствовала в то время стандартам, принятым в западноевропейских университетах. Ей были представлены права самостоятельно разрабатывать учебные планы подготовки и курсы лекций по отдельным дисциплинам, выбирать заведующих кафедрами, беспошлинно ввозить книги и оборудование из-за рубежа, посылать своих лучших выпускников на стажировки в зарубежные университеты и т.д. Обучение велось на латинском, русском и польском языках. Все это позволило академии иметь высокий авторитет в медицинской среде и создать коллектив профессоров, известных в то время своими научными достижениями [86]. В последние годы существования этой академии профессорами в ней работали: А.Абихт (патология), А.Адамович (ветеринария), С.Горский (ботаника), Ф.Джавинский (физика), Ю.Кораневский (хирургия), П.Кукольник (всеобщая история), И.Лабойка (русская литература), Н.Мяновский (акушерство), Ю.Мяновский (физиология), К.Портянка (хирургия), Ф.Римкевич (терапия), И.Фонберг (химия), Э.Эйхвальд (зоология), И.Яковицкий (минералогия) и др. Директором библиотеки был литератор П.Кукольник.

Немало ученых обязаны своей известностью медицинскому  факультету Виленского университета и Виленской медико-хирургической академии. Назовем некоторые из них.

Уроженец Виленской губернии Томаш (Фома) Матвеевич Августинович (1809-1891), известный лекарь, ботаник и путешественник,  учился сначала на медицинском факультете Виленского университета, а затем в Киевской медицинско-хирургической академии. Исследования природной фауны Беларуси, Украины и Сибири принесли ему известность, однако славу ему принес альбом медицинских инструментов того времени (1835); в его честь названа одна из звезд.

Автор известных научных трудов по ветеринарии, анатомии, палеонтологии и истории медицины доктор медицины, профессор Адам Адамович (1802-1881) после окончания в 1822 г. медицинского факультета Виленского университета работал в этом университете, а затем в Ветеринарном институте Виленской медико-хирургической академии преподавателем. Он имел честь быть Президентом Виленского товарищества врачей (с 1841 г.).

доктор философии (с 1799 г.) и доктор медицины (с 1806 г.) Бенедикт Барсук (1769-1808), родившийся на Минщине, окончил философский и медицинский факультеты Виленского университета и с 1799 года работал адъюнкт-профессором, а затем профессором этого университета. Он вошел в историю науки как основатель курса судебной медицины в университетах.

известный врач Август Бекю (1771-1824), уроженец Гродно, получил образование и стал доктором философии (1789) и медицины (1793) в Кенигсбергском университете. Но его практическая деятельность была связана с Вильно: с 1793 года он работал сначала в Главной школе Литвы, а затем в Виленском университете, получив в 1797 г. должность вице-профессора патологии, терапии и фармакологии, а в 1806 г. - профессора патологии, философии и гигиены. Он первым в Беларуси и Литве использовал вакцину против оспы, пройдя предварительно (в 1804 г.) стажировку в Шотландии. ему принадлежат научные труды по организации больниц и лечению в них, а также по гигиене в детском возрасте. В 1804 г. был послан университетом в для исследований прививок оспы [183, т. 1, с. 312].

С.Биссис (дата рождения и смерти не известна), работал профессором Виленского университета в начале XIX века. Он был решительным противником вмешательства религии в медицину. Ему принадлежит работа на латинском языке «Ответ С.Биссиса, доктора философии и медицины, товарищу философу на вопросы относительно меланхолии, мании и колтуна» [115, с.236], в которой дано объяснение нервно-психических заболеваний человека патологическими изменениями его нервной системы, а также состоянием мозговых кровеносных сосудов.

Александр Томаш Корева (1803-1874), учился в Виленском университете праву (с 1819 по 1824 .), а затем медицине (до 1830 г.), получив по окончании  степень лекаря 1-го класса. С 1832 года он занимался частной практикой в США, а затем в Европе. В 1841 г. в Париже он защитил диссертацию на степень доктора медицины. С 1856 г. он возвратился в Вильно, где в 1858 г. становится членом Виленского медицинского общества, а в 1862-1863 годах - его секретарем. [183, т. 4, с. 133].

Известный белорусский хирург и специалист по инфекционным болезням Иосиф Коржаневский (1806-1870), выходец из-под  Слуцка, в 1827 г. окончил Виленский университет. Стал доктором медицины (1829) и профессором (1837).

Профессор Виленского университета доктор медицины (с 1821 г.) Феликс Римкевич, уроженец г. Могилева,  возглавил известную в России тех времен медицинскую научную школу, подготовившую более 30 докторов медицины [86].

Одна из первых диссертаций по исследованию рака написана  (1812) Антоном Савицким (1788-1851), уроженцем Минщины, доктором медицины.

Доктор философии, медицины и хирургии Юзеф Ясинский (2-я половина XVIII в.-1833) после окончания медицинской школы в Гродно, а затем Виленского университета (1789) работал врачом у известного землевладельца Обуховича в Новогрудке. Он написал книгу «Антропология про физические и моральные особенности человека» (1818), которая наряду с другими его работами стояла в числе первых в Великом княжестве Литовском научным трудом о человеке.

С 1781 по 1783 год в Виленской академии работал Жан Эмануэль Жилибер (1741-1814), больше известный как основатель Гродненской медицинской академии (1775-1781), которая в некоторых источниках также называется Гродненской медицинской школой [105]. Этот французский ученый был приглашен гродненским старостой Антонием Тизенгаузом, прогрессивным государственным и общественным деятелем на Беларуси того времени. В то время был составлен договор между ними следующего содержания:

«графам Тизенгаузам, Падскарбiем надворным Вялiкага княства Лiтоўскага, i Жылiберам, заслужаным Прафесарам Медыцыны ў Каралеускiм Лiенскм Каледжы i доктарам факультэта медыцыны ў Акадэмii ў Манпелье:

Я, Жан Эмануэль Жылібер, бяру на сябе абавязкi наступныя:

На працягу круглых дзесяцi гадоў прысвяцiць сваю працу i стараннi мае Каралю i Рэчы Паспалiтай ў заснаваннi школ медыцыскiх i ветэрынарных i да выканання абавязацельстваў, што карысць грамадскую маюць мэтай, а Яснавяльможным графам на мяне ўскладзеных.

…Вучняў адпаведна здольных…вучыць буду абедзвюм медыцынам i зраблю iх прыдатнымi i карыснымi ўрачам.

Заплажу сад, неабходны для Школы Медыцынскай: Музей для навучання Гiсторыi Натуральнай; залажу Гiсторыю Натуральную Княства Лiтоўскага, буду выкладаць у часопiсе Акадэмii Гараднiцкай, што мае быць заложана».

Из договора видно, какую работу брал на себя этот энергичный и знающий ученый того времени. Историки отмечают, что этот договор практически был выполнен Ж.Э.Жилибером и только уход из руководства городом и опала А.Тизенгауза не позволили добиться еще больших результатов [105]. В планах этих людей было желание открыть академию наук, однако то, что было сделано ими тогда, впечатляет и сегодня. Им были приглашены на работу в академию из Германии, Франции и других стран Европы известные ученые. Среди них были химик и хирург Г.В.Хейнцельман, хирург И.И.Вириен, физик и химик И.И.Мюнц и др. В Гродно был заложен ботанический сад, насчитывающий значительную коллекцию растений и названный «Королевским», так как он по отзывам современников не уступал известным Лондонским и Петербургским садам. В академии был открыт зоологичекий кабинет, собрана большая коллекция минералов и составлены уникальные гербарии растений, музей скелетов животных и птиц. Им же была открыта школа акушерства, где преподавала француженка с большим опытом в этом деле. Особое внимание при подготовке учеников уделялось практическому обучению навыкам работы в конкретных ситуациях. Ученики широко привлекались для участия в лечении больных и проведении научных опытов. Не меньше впечатляют и научные труды ученого. В 1778 г. он издает книгу «Автократия Природы», где обобщает накопленный опыт. Были изданы и другие его книги, в том числе «Флора Литвы» в 5 томах, два из которых были изданы еще в 1781 г. до переезда в Вильно. Ксендз С.Юндзилл, ставший продолжателем дел этого французского ученого, писал про Жилибера [105]: «Прафессар гэты навуцы сваей цалкам адданы, аб поспехах вучняў i аб карысцi краiны нястомна клапатлiвы…».

К сожалению, как это часто бывает у «великих», полностью познать вкус своих достижений ему на Гродненской земле не пришлось из-за ухода с руководства городом Гродно А.Тизенгауза. В 1781 г. Гродненская медицинская академия была закрыта, хотя стараниями этих двух людей и их соратников было много сделано по созданию соответствующей материальной базы и организации учебного процесса по подготовке врачей и акушерок для западных районов Беларуси. В школе работало 5 преподавателей, 2 фельдшера и акушерка. Имелся госпиталь на 60 коек, анатомический музей, кабинет природоведения, аптека, библиотека и ботанический сад (первый на территории Беларуси и Речи Посполитой). Академия имела 3 отделения: подготовки «сучасных ўрачоў для гарадоў» (10 чел.), подготовки провинциальных врачей и хирургов (20 чел.) и подготовки акушеров (сначала 5, а затем 17 чел.).

По приглашению М.Почобута-Одляницкого Ж.Э.Жилибер переехал в Вильно. Там он организовал факультет медицины и возглавил кафедру натуральной истории и ботаники. Ж.Э.Жилибер был одновременно профессором медицины, хирургии и природоведения. Он перевез из Гродно коллекцию минералов, библиотеку на 3000 томов, хирургические инструменты, астрономическое и физическое оборудование кабинетов. Здесь же он также заложил ботанический сад. Однако, в силу ряда субъективных причин, прежде всего из-за противодействия некоторых деятелей церкви, ему не пришлось долго поработать в этом университете, и в 1783 г. он уехал во Францию, где стал известным общественным деятелем и ученым. По его словам, он «вывез с этой поездки больше знаний, чем денег». По вкладу в науку о природе Беларуси его можно назвать по праву первым белорусским ученым-природоведом, оставившим значительное творческое наследие.

Одним из студентов Гродненской медицинской академии, а затем и Виленского университета был Андрей Матусевич (1760-1816), ученый-медик, доктор философии (1786), доктор медицины (1797) [183, т. 5, с. 96]. С 1800 г. он работал профессором кафедры теоретической хирургии и акушерства Виленского университета и в 1803 г. открыл акушерскую клинику. Мемориальная доска в честь этого ученого была установлена в костеле святого Стефана в Вильнюсе.

Сохранить и приумножить богатую коллекцию ботанического сад Виленского университета, это воистину творческое наследие Ж.Э.Жилибера, помогли немецкий ученый-натуралист Г.Форстер, приглашенный на работу в университет в 1784 г., и позднее С.Юндзилл, перенесший ботанический сад на берег реки Вилейки.

Активный сторонник естественнонаучного материализма и противник крепостничества Георг Форстер (1754-1794) преподавал в Виленской академии в 1784-1787 г.г. Свои взгляды он изложил в книге «О единстве природы» [115, с.235].

Одним из первых исследователей растительного мира Беларуси, исследователем месторождений соли и торфа на территории Великого княжества Литовского был доктор философии (1798), профессор ботаники (с 1802 г.) Виленского университета Станислав Бонифаций Юндзилл (1761-1847), уроженец Вороновского района, известный ботаник, зоолог, деятель католической церкви. Он издал ряд книг и учебников: «Прикладная ботаника» (1799) и «Зоология» (части 1-4, 1807), «Описание растений в провинции Великого княжества Литовского» (1791) (в последней детально описаны лекарственные растения на территории Беларуси, Литвы и Польши).

Своеобразную эстафету от Ж.Э.Жилибера и его последователей принял Виленского университета Станислав Горский (1802-1864), белорусский ботаник-флорист, медик и педагог. Он окончил Виленский университет в 1825 г. и с 1829 по 1832 г.г. был директором ботанического сада этого университета. С 1832 по 1842 г.г. он работал профессором Виленской медико-хирургической академии, а затем жил в г. Поставы Витебской губернии и продолжал заниматься энтомологией и ботаникой. Известен как автор перечня растений Беларуси (1830), каталога растений ботанического сада (1834), а также таблиц с рисунками по растениям (1849), которые являлись первыми подобными материалами по Беларуси. Известен также широкими контактами с учеными из университетов Вены, Неаполя, Палермо, Женевы, Падуи, Флоренции и т.д., что позволяло ему получать в обмен на свои гербарии и рисунки аналогичные материалы и описания к ним из различных стран Европы. Одновременно это позволяло знакомить ученых и педагогов западноевропейских университетов с особенностями растительного мира Беларуси.

Среди выпускников Виленского университета особое место принадлежит ученому-аграрнику Михаилу Николаевичу Очаповскому (1788-1854), уроженцу Копыльщины. Он окончил физико-математический факультет университета со степенью доктора философии (1812). С 1819 по 1820 г.г. стажировался по теории и практике ведения сельского хозяйства в Германии и работал под руководством известного немецкого ученого А.Д.Тэера [183, т. 1, с. 236-237]. Им впервые поставлен вопрос о важности сельскохозяйственного образования для развития сельского хозяйства и доказана необходимость введения многопольной системы севооборотов. В 1820 г. он был назначен профессором агрономии Варшавского университета и одновременно директором Агрономического института в Маримонте (около. Варшавы). С 1822 по 1832 год работал профессором ботаники и агрономии Виленского университета, а с 1833 по 1853 год - снова директором того же Агрономического института. Он являлся членом общества сельского хозяйства (Москва), Галицийского хозяйственного общества (Львов), научного общества при Горы-Горецком земледельческом институте и др. М.Н.Очаповский является автором учебника для сельских школ «Об почве, ее обработке и выращивании растений» (1825), а также брошюры «Способ классификации почв» (1825), которые были одними из первых земледельческих трудов, учитывающих специфику земледелия на Беларуси. Наибольшую известность ему принесла его фундаментальная работа «Сельское хозяйство» в 10 томах, изданных с 1834 по 1844 годы и переизданных в 1848-1849 годах, а также книга «Наука об экономии или управлении хозяйством», котороая явилась продолжением вышеупомянутого труда, его 11-м томом (1856). В последней работе рассмотрены экономические проблемы ведения сельского хозяйства.

Под руководством профессора М.Н.Очаповского в 20-е годы XIX в. велась подготовка по открытию земледельческого института при Виленском университете. Лишь закрытие самого университета не позволило осуществить эту идею. В 1824 г. М.Н.Очаповским были разработаны и представлены на утверждение в Министерство народного образования России все необходимые документы, включая Устав института. Руководством Виленского университета в 1824-1827 г.г. были выделены земли под опытное хозяйство «для практычнага настаўлення студэнтаў сельскай гаспадарцы» [183, т. 6, ч. 1, с. 278]. Предполагалось, что институт будет готовить управляющих и экономов помещичьих хозяйств, а также проводить агрономические научные исследования. Предусматривалось открыть 2 отделения с 4-летним сроком обучения.

В Главной школе, предшественнике Виленского университета, значительных успехов добились ученые-химики под руководством профессора химии и фармацевтики Анжея Снядецкого [183, т. 6, с. 309]. Этот ученый на основе своих виленских лекций издал первый университетский учебник по химии в двух томах (Вильно, 1800), который был признан в европейских университетах. Позднее в книге «Тэорыя арганічных істот» (т.1, 1804 и т.2, 1811), переведенной на француский и немецкий языки, он один из первых в Европе обосновал идею о круговороте элементов в природе. Этот ученый вошел в историю Литвы и Беларуси еще и как редактор газеты «Вулічныя навіны» (Wiadomosci Brukowe), на страницах которой ставились вопросы тяжелого крестьянского быта, моральной деградации польской шляхты, критиковался религиозный фанатизм. Полемика между профессорами Виленского университета и Полоцкой иезуитской академии (1812-1820), развернувшаяся на страницах этой газеты и в других изданиях, имела существенное значение для активизации общественной жизни на белорусских землях тех времен.

С 1806 по 1825 г. в Виленском университете работал профессором анатомии Людвиг Генрих Боянус (1778-1827), который в своих научных исследованиях приблизился к выводам, близким эволюционной теории Ч.Дарвина. Автор многочисленных научных работ и учебников по анатомии животных и их болезням, один из основоположников ветеринарной науки в дореволюционной России, он был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук (1815) [16].

Известно, что Виленская академия и Виленский университет задолго до того времени, когда в России возникли предпосылки для введения подобной аттестации, присуждали ученые степени бакалавра, магистра и доктора, которые признавались в университетах Западной Европы и соответствовали принятым там стандартам. Так, историк и религиозный деятель Альберт Койлович защитил в 1645 г. диссертацию на доктора теологии, а математик, поэт и философ XVIII в. Михал Корицкий защитил сначала диссертацию на магистра философии и вольных наук (1745), а затем на доктора философии (1750). В Вильно защитил диссертацию на доктора философии (1780) и известный белорусский математик Николай Томашевский, а не менее известный математик Михаил Полинский стал магистром философии (1808). Могилевский книгоиздатель и гравер XVII в. Михаил Ващенко получил в Виленской академии вначале степень бакалавра философии и вольных наук (1672), а затем – магистра наук (1673). Автор научных работ по лечению огнестрельных ранений и холеры, хирург Лев Нагумович (1792-1853), также уроженец Могилева, стал в 1812 г. доктором медицины. По данным В.Ф.Шалькевича [183, т. 11, с. 287] в период с 1583 по 1781 г.г. только Виленская академия присвоила своим выпускникам 4076 ученых степеней, в том числе по философии 3510, по праву 149, по теологии 417.

В Виленском университете практиковалось проводить конкурсы на лучшие студенческие работы. Так, в 1822 г. Юлиан Мицкевич (1801-1871), уроженец Новогрудщины, занял второе место за конкурсную работу «Какое влияние могло иметь законодательство римское на законодательство польское и литовское» (опубликована с комментариями И.Лялевеля в 1825 г. в журнале «Dziennik Warzawski»). В 1826 г. он был назван лучшим студентом права. Позднее он стал магистром канонического и римского права и преподавал в Киевском и Харьковском университетах в качестве профессора римского права [183, т. 5, с. 218].

В Виленском университете в 1829 г. А.М.Богатовичем был прочитан практически первый в высших учебных заведениях Российской империи курс книговедения [183, т. 4, с. 213]. Именно с работ И.Лялевеля книговедение стало формироваться как научная дисциплина. В частности, им была издана работа «Что такое библиография?» (1826).

Общеизвестно, что славу того или иного учебного заведения создают его преподаватели и выпускники, достигшие высот признания как ученые и просветители. В последние годы существования университета из 47 профессоров 36 были выходцами из Беларуси и Литвы. В разное время в этом учебном заведении профессорами работали белорусы: А.Шагин, П.Черник, А.Кукель, И.Мицкевич, М.Петрашко и другие. Большой известностью у современников пользовались профессора университета, математики Томаш Жабровский, Якуб Накцианович, Николай Томашевский, Михаил Полинский и Винцент Корчевский. Среди других педагогов этого университета следует назвать доктора права и философии Иосифа Ярошевича, доктора философии и медицины Августа Бекю, доктора философии и теологии Аниола Довгирда, доктора теологии Михаила Карповича, доктора теологии Михаила Бобровского и т.д. Большую известность также имели физиолог и историк И.Данилович, геолог, литератор и языковед И.Лобойко и другие.

Много и других ярких имен было среди выпускников-математиков. Я.Накцинович (1725-1790), родившийся в г. Рогачеве, окончил Виленскую академию в 1756 г. и позднее заведовал там кафедрой математики. Современниками были высоко оценены два учебника на латинском языке: «Лекции по математике, составленные по вольфовским элементам и приспособленные для пользования слушателями» (1759) и «Элементы геометрии» (1761). Под его же руководством группой выпускников Виленского университета была издана книга «Философские выводы по общей физике...» (1764). До Я.Накциновича этой же кафедрой заведовал Т.Жабровский (1714-1758), являвшийся уроженцем белорусских земель и автором работы «Об истинной высоте полюса города Вильно». [115, с. 155]. Этот же университет в 1811 г. окончил В.Корчевский (1789-1832), известный астроном, математик и просветитель, проработавший в университете значительное время профессором и одновременно в Виленской астрономической обсерватории. Ему принадлежат известные учебники в области астрономии и математики [115, с. 238]. В Виленской астрономической обсерватории начинали свой путь известные не только в Беларуси астрономы Я Снядецкий, П.Славинский, Н.Глушкевич, М.Гусев, Я Саблер и др.

Из выпускников физико-математического факультета университета следует выделить Игната Ипполитовича Домейко (1802-1889), уроженца Новогрудщины, геолога, минералога, национального героя Чили. Из-за участия в сопротивлении русскому самодержавию после окончания университета в 1822 г. он был выслан за пределы Царской России. В 1837 г. окончил Горную школу в Париже и выехал по контракту в Чили, где с 1838 года работал профессором минералогии (Горная школа в г. Какимба, а затем, с 1846 г., - Чилийский университет). [183, т. 3, с. 202].

Не меньшую известность принесли философы, правоведы, историки, языковеды - выпускники и педагоги Виленского университета. Среди них немало видных государственных и церковных деятелей того времени, работавших разное время профессорами университета и иезуитских коллегиумов на Беларуси. Здесь учились Милентий Смотрицкий, К.Сорбевский, Симеон Полоцкий и многие другие. При этом следует отметить, что в философских трактатах часто содержались разделы, посвященные отдельным отраслям наук. Так, в XVIII в. в трактатах А.Скорульского, Б.Добшевича и С.Шадурского содержались первичные знания по элементам эволюционной теории развития животного мира, метаболизму и по другим биологическим разделам [183, т. 11, с. 46-47].

Историки предполагают, что какой-то период времени в Виленской академии мог работать Адам Абрамович (1710-1784, ориентировочно) - профессор теологии, а также ректор иезуитских коллегиумов в гг. Несвиже, Полоцке, Минске. Он является автором ряда работ по теологии, пропаганде христианской морали и аскетического образа жизни, а также  «Воскресных проповедей», изданных в Вильно в 1753 г. [115 , с. 171-172]. В своих работах он поднимал вопросы социального неравенства в Великом княжестве Литовском. По его словам, деньги, одежда и жилища богатых пропитаны кровью «обиженных и ограбленных крепостных».

Игнат Симонович Анацевич (1780-1845), уроженец Гродненщины, - историк, археолог и архивист, исследователь архивов библиотек Петербурга, Дерпта, Риги, Кенигсберга, Варшавы и автор ряда книг по истории Литвы и Беларуси, получил образование в Кенигсбергском (1803-1805) и Виленском университете (1811). До переезда в 1834 г. в Петербург и работы в Археологической комиссии и в Румянцевском музее он преподавал в Виленском университете - с 1818 г. в качестве адъюнкт-профессора, а с 1827 г. - профессора. [183, т. 1, с. 117].

Некоторое время в Виленской академии работал профессором риторики и истории Антони Бартошевич (1725-1768). В своих лекциях и опубликованных речах он стремился показать преимущества обучения в учебных заведениях перед домашним обучением, достоинства реформируемых иезуитских заведений, подобных Виленской академии, для реализации целей проводимой в Великом княжестве Литовском реформе образования того периода. При этом им впервые достаточно полно отображена роль общения молодежи в период учебы,  достигаемого в случае, если молодежь находится в составе коллектива с примерно одним возрастом его членов [115, с. 168].

Доктор теологии (с 1823 г.), историк, ученый-славянист, церковный деятель и писатель Михаил Кириллович Бобровский (1785-1848) в 1812 г. окончил Главную духовную семинарию при Виленском университете. В 1822-1824 и в 1826-1833 годах он профессор экзегетики и герменевтики этого университета. Будучи одним из основных исследователей белорусского книгопечатания, в том числе деятельности Ф.Скорины, И.Федорова и П.Мстиславца, а также авторов и издателей древних рукописных книг Ватиканской библиотеки, он являлся членом Археологической академии в Риме (Италия), парижского и лондонского азиатских научных обществ, общества истории и древностей русских при Московском университете [183, т. 1, с. 248-249].

Философ, историк, теолог и педагог Михал Ф. К. Богуш (1746-1820), окончивший Виленскую академию в 1767 г., был одним из образованнейших людей того времени. Он был избран почетным членом крупнейших европейских научных обществ и товариществ. Ряд его  философских и исторических книг тяготели к консерватизму.

Ученый-богослов Константин Богуславский (1754-1819), уроженец Брестщины, получил образование в духовных учреждения Польши. Став в 1788 г. доктором теологии, он с 1789 года работал профессором Главной школы Литвы, а затем Виленского университета. Он является одним из ярких сторонников «учения физиократов», которые общественную жизнь представляли как цельную систему, подчиняющуюся своим внутренним закономерностям. При этом отношения между людьми в обществе регулируются законодательством, созданным ими же. По К.Богуславскому, «Справедливо и необходимо лишь законодательство, соответствующее внутренним потребностям человека». особое внимание, считал К.Богуславский, следует уделять развитию науки и образования: «Чем больше будет просвещен народ, тем более будут совершенны его законы». Известны его книги  по истории католицизма, наиболее значима из них «О совершенном законодательстве» (1786), где он выступает с острожной критикой существующих феодальных отношений в Речи Посполитой [160, с. 177].

Юзеф Борейко (1729-1762), профессор риторики (красноречия) Виленской шляхетской коллегии, автор книги «Наука о красноречии» (1763),. особое внимание уделял необходимости обучения молодого человека знаниям и полезным навыкам при учебе в учебном заведении, рассматривая воспитание как главный фактор в формировании человеческой личности. Особенно важным для каждого человека он считал постоянное повышение уровня своей культуры через глубокое освоение знаний по книгам и использование накопленного предыдущими поколениями опыта [115, с. 169]. Все трудности Великого княжества Литовского он видел в том, что польская шляхта пользуется «задаром полученным от бога шляхетством и отметает науки». В связи с этим он считает важным, чтобы люди «в самих себя преодолели врага, который нас отлучает от науки, и победили самих себя. Другие народы для прославления своего имени книги пишут, а поляки уже написанное не хотят читать».

С 1821 по 1832 г. профессором Виленского университета был Леон Боровский (1784-1846) - педагог, литературовед, историк и писатель, уроженец Пинщины. Он был известным переводчиком книг французских и английских философов более раннего периода, автором ряда книг по литературоведению и по его преподаванию.

Есть предположение, что автор книги «Философия обычаев и разума» (1762) Адам Бромирский (даты рождения и смерти неизвестны) также работал в Виленской академии преподавателем, в том числе профессором [115, с. 169]. В этой книге сформулировано одно из требований к воспитанию: «никогда не был умным человеком тот, кто не совершенствовал и не пополнял   знания, полученные от родителей и учителей».

Автор энциклопедического издания «Математическая информация любознательного поляка, объясняющая в теории и на практике весь мир, небо, землю и то, что на ней есть» (1743) Войцех Быстшоновский (1699-1768) также был профессором риторики (красноречия) Виленской академии (позднее был ректором иезуитских коллегий в Познани, Львове, Люблине). Эта книга знакомила читателей с достижениями экспериментальной науки, содержала сведения по архитектуре, строительству, военной технике, оружию, гидравлике и другим прикладным наукам.

Ученик и автор переводов работ Канта на польский язык Язеп (Юзеф) Владислав Быховец (1778-1845), уроженец Гродненщины, в 1794 г. окончил Виленскую академию (позднее он учился в университетах Франкфурта-на-Одере, Гетингена, Кенигсберга) [183, т. 2, с. 151]. Известно, что в 1816 г. он участвовал в конкурсе на замещение должности заведующего кафедрой Алексадровского (Варшавского) университета. С 1817 года проживал в Вильно и, по некоторым источникам, непродолжительное время преподавал в Виленском университете.

Казимир Вежбицкий работал профессором логики и философии Виленской академии в 40-х годах XVIII в. В своей книге «Логика...» (1738) он излагает свой взгляд на учение Дунса Скотта, согласно которому начало познания связано с деятельностью органов чувств человека.

Казимир Головка (1718-1773) окончил иезуитские учебные заведения в гг. Новогрудке и Гродно, а также Виленскую академию. Затем преподавал философию, историю и географию в коллегиумах гг. Варшавы и Пинска и в Виленской академии. В 1744 г. он издал учебник географии, а в 1750 г. - «Географические карты Галлии, Германии, Польши и Великого княжества Литовского», с 1747 по 1755 г.г. - «Исторические календари». Особую известность ему принесла книга «Сеймующая Европа» (1753), в которой описаны формы правления в странах Европы и сопоставлены европейский парламентаризм с парламентаризмом в Речи Посполитой и в Великом княжестве Литовском.

Профессор литературы Виленского университета Ф.Н.Голянский (1753-1824)  издал в 1786 г. учебник «О красноречии и поэзии», который при его жизни дважды (в 1788 и 1808 г.г.) переиздавался. Он, как отмечает В.М.Конон [115, с. 283], «придерживался того взгляда, что не правила, а глубокие и обширные знания, логичность мышления и добродетельная жизнь являются наиважнейшими условиями хорошего оратора» и «Риторика является вторичной по отношению к живой речи, свои нормы и правила она выводит из ораторского опыта». Разве не актуальны сегодня эти постулаты? А что может быть ценнее таких слов: «Убедительность речи - не в многословии, а в правде, которая всегда - наиболее прекрасное условие совершенной речи».

Гофрид Эрнест Гроддецк (1762-1825), выпускник Гейдельбергского университета, известный в то время ученый в области историографии и литературоведения, с 1804 по 1825 г.г. был профессором греческой и латинской словесности в Виленском университете. Он - автор работ «Как необходимо писать на мифологические темы» (1805) и «О сущности и характере религиозности греков» (1806).

Томас Гуссаржевский (1732-1807), профессор кафедры всеобщей истории Виленского университета в 1783-1805 г.г., выдвинул тезис, что задачей исторической науки является выяснение причин возникновения, развития, возвышения и упадка государств. Вместе с тем история должна изучать права и обычаи, быт и религию, политику и культуру, науку и искусство отдельных народов. По нему прогресс человеческого сознания связан с ростом интереса к прошлому у человечества. Его перу принадлежат работы «Речь при начале публичных лекций всеобщей истории в Главной школе Великого княжества Литовского» (1783), «Введение во всеобщую историю, в особенности церковную» (1775).

Ян Дамель (1780-1840), известный живописец и рисовальщик, после окончания Виленского университета с 1809 по 1820 г.г. преподавал в нем на кафедре рисунка и живописи, а затем после ссылки с 1822 года жил в Минске. Он автор ряда известных картин и портретов своих современников [183, т.3, с. 203].

Историк и правовед, доктор права (1819), профессор (1821) Игнат Николаевич Данилович (1787-1843), преподавал в Виленском университете право в 1814-1824 г.г. Позже он рабртал профессором в университетах различных городов России: с 1825 по 1829 г.г. –  Харьковского, затем - Киевского и Московского. С 1830 по 1835 – он работал в Петербурге в комиссии Сперанского по разработке законодательства Российской империи, И.Н. Данилов - автор описей рукописей и книг со Статусами Великого княжества Литовского, а также научных работ по истории Беларуси и Литвы [183, т. 3, с. 205].

Бенедикт Добшевич (1722-1773), уроженец Новогрудщины, после окончания Новогрудского иезуитского коллегиума был его преподавателем математики, философии и теологии. Став доктором теологии, свободных наук и философии (1758), он работал профессором философии Виленской академии, а с 1773 г. - деканом теологического факультета академии. Его  работами «Взгляды новых философов» (1760), «Лекции по логике, написанные на основе одобренных мнений древних и более новых мыслителей для употребления слушателей философии» (1761) было положено начало пересмотра существующих постулатов философии на основе логики и математики [183, т. 3, с, 186]. Ему принадлежит крылатая фраза: «Для каждой страны общим законом является то, что чем больше она процветает с помощью наук, тем большую защиту в лице своих граждан дает она различным наукам...», а также, что именно наука призвана научить «больше ценить славу ума, чем людей по имени их». В своих работах он считал математику основой для глубокого и доказательного изучения закономерностей естествознания. В частности, им делается вывод «одно и то же желать объяснить тайны природы без математики и гулять без ног». Известный польский ученый Т.Котаринский отмечал, что в работах Б.Добшевича отразились «первые проблески надвигающейся эпохи Просвещения» [155, с. 30].

Исследователь творческого наследия Канта Аниол (Анег) Довгирд (1776-1835), уроженец поместья Юрковшина (находится на территории нынешнего Мстиславского района Могилевской области), после окончания Виленской академии преподавал географию, математику, физику, французский язык, поэтику и риторику в ряде пиаровских учебных заведений. После защиты докторской диссертации «О чудесах» [183, т. 3, с. 271] с 1818 по 1832 г.г. он был профессором философии, логики и психологии Виленского университета (после его закрытия остался без средств к существованию [115, с. 239]). В своих книгах («Логика, метафизика и моральная философия» (1821), «Логика, т. 1» (1828)) он пытался совместить идеи классицизма и романтизма, отталкиваясь от исследований способностей человека, его ошушений, представлений, фантазии, памяти, воли и т.д. Это был новый на то время подход.

Профессор Ян Дрейв (1545-1710), уроженец Пруссии, в конце XVII - начале XVIII в. преподавал в Виленской академии философию, историю и географию В своей «Популярной географии» (1706), неоднократно переиздававшейся на польском языке, Я.Дрейв описание известных в то время четырех частей света он преломляет через значимость католической церкви в их освоении. В то время у католиков и их приверженцев имела успех еще одна его книга «Воспитание юношества в истинной и прочной набожности, в восприимчивости к совершенным и строгим обычаям, в способности к человеческим наукам» (1704).

Автор трактата на польском языке «Об связи архитектуры, скульптуры и живописи» (1828), известный архитектор, скульптор и художник Казимир Ельский (1782-1867) родился в д.Дудичи (Пуховичский района Минской области). Он окончил Виленский университет (1808) и Петербургскую академию искусств (1810) и возглавлял в 1810 - 1826 г.г. кафедру скульптуры в Виленском университете [183, т. 3, с. 350].

Профессору права Виленской академии Антонию Загурскому (ориентировочно 1760-1772) принадлежит ряд работ в области юриспруденции, в частности, «О благородстве, необходимости и пользе юриспруденции или правовой рассудительности» (1761), в которой определено место юридической науки в обществе и показана важность закона в решении всех вопросов его жизни [1, с. 170]. Белорусский историк А.А.Бирило [17, с. 140] называет его «как одного из предшественников естественно-правового учения в просветительской мысли Белоруссии и Литвы последней трети XVIII века».

Ууроженцу Гродненщины Яну Зноске (1772-1833), после окончания Виленского университета работавшему там сначала преподавателем философии и политэкономии, а с 1810 года профессором, принадлежит перевод на белорусский язык трудов ряда французских просветителей. В 1816 г. он напечатал книгу «Исследование про политическую экономию, ее историю и системы».

Анастазы Людовик Керсницкий (1678-1733) родился на Ошмянщине, учился в Пинске и Вильно, был преподавателем иезуитских коллегиумов Гродно, Пултуска и Варшавы, а с 1722 г. был ректором Слуцкого иезуитского коллегиума. В конце своей жизни он работал в Виленской академии профессором права. Он был ярким представителем защитников догм католической веры тех времен, а также ее прав на главенство на землях Великого княжества Литовского. За красноречие современники называли А.Л.Керсницкогоо «Периклом» [17, с. 52]. Он автор трудов «Ключ к сердечным сокровищам» (Слуцк, 1723), «Свободный голос воскресных речей» (Варшава, 1727).

Известный историк и путешественник, академик Петровской Академии наук Осип Ковалевский (1801-1878), выходец из Гродненщины, также был выпускником Виленского университета (1821).

С 1732 по 1733 г.г. этику в Виленском университете преподавал доктор философии Кароль Флориан Корицкий (1702-1789), родившийся в д. Дитрики Лидского района Гродненской области, учившийся в иезуитских учебных заведениях Вильно, Слуцка, Полоцка и Варшавы. Непродолжительное время проработав профессором в Варшавском коллегиуме и в впедагогическом семинариуме в Слуцке, он с 1736 по 1739 год получил должность  профессора теологии в Виленском университете, а затем ту же должность в Варшаве. Известный историк бискуп Я.Альбертранди назвал его «першым масстрам навук і густу ў езуіцкая літататуры на Літве» [183, т. 4, с. 132]. С 1763 по 1765 год он работал ректором Несвижского коллегиума, а затем назначался ассистентом и заместителем генерала польского ордена иезуитов. С 1776 года проживал в Риме.

Автор ряда работ на аскетическо-морализаторскую тему, а также по этике во взаимоотношениях людей Ян Корсак (1704-1789) также был профессором теологии Виленской академии (ранее в иезуитских коллегиумах в Полоцке, Пинске).

Магистр философии и вольных наук с 1745 г., доктор философии с 1750 г., Михаил Корицкий (1714-1781), родившийся в д. Дитрики Лидского района Гродненской области,  в 1736 г. окончил Виленскую академию (1736) и преподавал математику и философию в коллегиумах гг. Варшавы, Минска, Дрогичина, а также в Виленской академии. [183, т. 4, с. 132].

Известный художник, уроженец Ошмянщины Юлиан Юзефович Корчевский (1806-1833) окончил факультет моральных и политических наук Виленского университета (1824), учился затем в Петербургском университете (1824-1826), а позже совершенствовал свое мастерство в Париже, Англии и Италии. Ряд работ принесли ему европейскую известность [183, т. 4, с. 131].

Адам-Станислав Кмициц работал профессором Виленской академии в начале XVIII в. и являлся вместе с М.Карским одним из первых, кто попытался пересмотреть ряд схоластических догм в философии и осмыслить закономерности природных явлений, не укладывающихся в существующие представления.

Адам Краснодембский (1645-1702) работал профессором в Виленской академии после ее окончания с 1662 по 1665 г.г. Он автор книги «Философия, изложенная Аристотелем» (1678), являющейся значительным учебником по философии Аристотеля (992 стр. текста). Этот учебник имел четыре раздела: логику, психологию, физику и метафизику. А.Краснодембский является типичным представителем схоластитеского направления в философии и защитником церкви.

Факультет литературы и вольных искусств Виленского университета в 1821 г. закончил уроженец Гродненщины академик Петербургской Академии наук профессор Осип Михайлович Ковалевский (1801-1878). Он преподавал в Виленской гимназии (возможно и в университете) польский, греческий и латинский языки, занимался научной работой в области литературы и языкознания. В 1825 г. за участие в демократических выступлениях против царизма О.М.Ковалевского выслали в Казань. Там он стал преподавать в Казанском университете восточные языки, организовал первую в Европе кафедру монгольского языка, опубликовал многочисленные труды по восточным языкам. В 1855-1860 г.г. он - ректор этого университета [183, т. 3, с. 518].

Закончивший в 1815 г. Полоцкую иезуитскую академию Павел Васильевич Кукольник (1795-1884), известный писатель и историк, доктор права, с 1825 по 1832 г.г. заведовал кафедрой всеобщей истории Виленского университета, а с 1832 по 1842 г.г. был профессором Виленских медико-хирургической и духовной академий. В 1863-1865 годах он был председателем цензорского комитета. В 1860-х годах он являлся председателем Виленской археологической комиссии [183, т. 4, с. 292].

Католический религиозный деятель и писатель Ян Алоизий Кулеша (1660-1706) был выпускником Виленской академии в 1690 г. В этом же году он сталпрофессором красноречия и греческого языка в коллегиумах Пинска, Дрогичине, Пултуске и Полоцке. С 1701 года он проживал и преподавал в коллегиумах Орши и Мстиславля и вел активную полемику с православным духовенством. В последние годы жизни заведовал кафедрой моральной теологии в Виленской академии [183, т. 4, с. 295].

Сигизмунд Крюгер работал профессором философии в Виленской академии в начале XVIII в. Типичный представитель умеренного номинализма, отрицавший объективную значимость универсалий (понятий) за пределами человеческой мысли, он оставил после себя книгу «Логика...» (1702).

С 1822 года ординарным профессором русского и старославянского языка и литературы Виленского университета был историк, литературовед и лингвист Иван Николаевич Лабойко (1786-1861), выпускник Харьковского университета (1810), известный под прозвищем «ученый корреспондент графа М.П.Румянцева». После закрытия Виленского университета с 1832 г. он был профессором Виленских медико-хирургической и духовной академий. И.Н.Лабойко - автор ряда научных работ и инициатор историко-археологических экспедиций по изучению Беларуси и Литвы [183, т. 4, с. 325].

Доктор философии, уроженец Варшавы Иоахим Лелевель (1786-1861) после окончания в 1808 г. Виленского университета заведовал в нем кафедрой истории (с 1815 по 1818 и с 1822 по 1824 г.г.). В 1824 г. после раскрытия общества филаматов он переехал в Варшаву, а затем, в 1831 г., - в Париж, где организовал Национальный польский комитет [183, т. 4, с. 423]. Он известен как крупнейший историк Великого княжества Литовского того времени, автор книги «История Литвы и Руси до Люблинской унии с Польшей 1569 года» (1838).

Автор трехтомной истории магнатского дома Сапегов Антоний Мишкольд (1658-1740) в начале XVIII века работал профессором философии Виленской академии, а затем ректором иезуитских коллегий в гг. Полоцке, Новогрудке и Витебске. В своем главном труде он достаточно подробно изложил основные этапы истории Великого княжества Литовского.

Известный поэт, общественный деятель, публицист и просветитель Адам Бернард Мицкевич (1798-1855), уроженец Новогрудщины, также закончил Виленский университет (1819). С 1839 года он - профессор Лозанского университета, где читал курс лекций по римской истории [183, т.5, с. 216-217]. С 1840 г. он возглавлял кафедру славянской литературы в Коледж де Франс в Париже. Его курс лекций «Славянская литература» можно назвать одной из первых попыток систематизировать фактический материал в виде отдельного учебного предмета.

Казимир (Даниил) Нарбут (1738-1807), выходец с Гродненщины, член Общества по составлению «элементарных книг» (школьных учебников), автор книг «Основы эклектической философии» (1765) и «Логика» (1769), свою просветительскую деятельность осуществлял в качестве профессора философии в Виленской академии [183, т. 5, с. 279]. В своих книгах К.Нарбут одним из первых в Беларуси и Литве выступал с позиций эпохи раннего Просвещения, являлся сторонником мощного централизованного государства с просвещенным монархом.

Известный белорусский историк и археолог Теодор Нарбут (1784-1864), уроженец д. Шавры Вороновского района Гродненской области, получивший образование в Виленском университете в 1803 г. [183, т. 5, с 280], является одним из первых и основных исследователей истории Великого княжества Литовского. Он автор фундаментального труда «История литовского народа» в 9 томах (1835-1841).

Активный сторонник догматов церкви, борец с новыми идеями Адам Нарамовский (1686-1736) после окончания Виленской академии работал в ней профессором философии, а затем в иезуитских коллегиумах Варшавы и Пултуска. Как и К.Бартольд, он отражал историю Речи Посполитой через описаниея жизни королей князей, примасов и епископов (книга «Облик сарматов» (1726)).

Адам Тадэуш Станислав Нарушевич (1733-1796), уроженец Пинского района Брестской области получил образование в Пинском иезуитском коллегиуме, Виленской академии (1754) и университете в Лионе (Франция), стал видным историком, поэтом, переводчиком и религиозным деятелем Беларуси того времени. До 1773 года он преподавал в Коллегиум Нобилиум и в Рыцарской школе в Варшаве, а затем переехал в Вильно. Популярностью пользовались его книги «Жыцце Яна Караля Хадкевіча, віленского воеводы, вялікага гетмана Вялікага княства Літоўскага» (1781), а также «Гісторыя польскага народа» в 7 т. [183, т. 5, с. 296].

Историк, географ, переводчик и книгоиздатель, доктор философии Франтишек Папроцкий (1723-1805) учился в Полоцком, Слуцком, Несвижском, Гродненском м Варшавском коллегиумах. С 1753 по 1756 год он работал преподавателем в Варшаве, а затем профессором в Виленской академии [183, т. 5, с. 406]. Он получил известность как руководитель Виленской академической типографии и как автор ряда исторических книг, а также первого на территории Беларуси и Литвы еженедельника «Курьер Литовский» с приложениями «Литературные вести» и «Зарубежные вести». Им издан учебник по географии «Европа, первая из частей света описанная» (1753), исторические книги «История претендентов Короны Английской» (1758), «Наиболее значительные войны...» (1763), «Домашние известия о Великом княжестве Литовском» (1763), «Домашние известия о Польском королевстве» (1771) и др.

Давид Пильховский (1735-1803) работал профессором философии и истории Главной литовской школы. В своих работах со ссылками на авторитеты философов XVII-XVIII в.в. он доказывал необходимость пересмотра существующих земельных отношений на селе, улучшения положения крестьянина как производителя сельскохозяйственной продукции [17, с.177].

Доктор философии, профессор философии (с 1718 г.) Виленской академии Ян Антони Пошаковский (1684-1757) свои важнейшие сочинения, как отмечает белорусский историк А.А.Бирило [17, с. 45], написал в период работы воспитателем Михала и Иеронима Радзивиллов, когда он имел возможность использовать богатейшую по тем временам радзивилловскую библиотеку. Я.Пошаковскому особую популярность принесли «Календари», издаваемые с 1735 по 1749 г.г. в Вильно и Варшаве, в которые он помещаетсял много материалов, имеющих светскую направленность географического и историко-хронологического порядка, хотя нередко рассматривал все через призму христианских догм.

Автор ряд теологических, философских и географических работ Стефан Михал Пузына (1667-1738), доктор философии (1705) и теологии (1734), после окончания Виленской иезуитской академии преподавал там, а также в коллегиумах Пинска, Гродно, Крожах, Полоцка, Бранева и Варшавы. С 1717 по 1734 г.г. он возглавлял иезуитскую типографию в Варшаве [183, т.6, ч.1, с.6].

Известный живописец и график, профессор живописи Ян Рустем (1762-1835) преподавал в Виленском университете с 1798 по 1832 год [183, т. 6, ч.1, с. 145]. Он является автором портретов профессоров этого университета А. и Я. Снядецких, М.Ромера, Я.Главацкого, Нишковского, Франка (инициалы не сохранились) и др.

Поэт, литературовед, теолог, представитель культуры барокко Матей Казимир Сорбевский (1595-1640) после окончания Виленской иезуитской академии преподавал в Полоцком иезуитском коллегиуме (1618- 1627), а затем в Несвижском иезуитском коллегиуме риторику, поэтику и теорию литературы. С 1628 по 1635 он год работал профессором красноязычия, теологии и филологии в Виленской академии. Известностью пользовались его работы «Про утонченную поэзию, или Вергелий и Гомер», «Лекции по поэтике», «Боги язычников» и др. [183, т.6, ч. 1, с. 230].

Первый белорусский искусствовед Евсибиуш Словацкий (даты рождения и смерти неизвестны), читавший курс эстетики, впервые ввел в Виленском университете термин «эстетика» [115, с. 246-249]. В работе «Теория вкуса в изящных искусствах» (1827) он дал определение эстетики как «науки хорошего вкуса, выведенной из всеобщих замечаний о прекрасном в произведениях природы и искусства». Он считал эстетику частью риторики и поэтики.

Теолог, философ, писатель и церковный деятель Мартин Смиглецкий (1563-1618),. доктор теологии (1594) преподавал в Виленской академии с 1586 по 1599 г.г. философию и схоластическую теологию [183, т.6, ч.1, с. 367]. Он известен как автор работ «Описание новогрудского диспута с Яном Лицынием...» (1594), «Бресткий синод под Михаилом Рогозой, митрополитом киевским» (1959), «Виленский диспут с даниэлем Микалевским про одного явного руководителя Церквьи Божьей» (1599), а также трактата «Логика» (т.1 -2), написанного во время работы в Виленской академии и считавшегося значительный период наилучшим учебником в Западной Европе (особенно популярным в Англии).

Георгий Станиславский, профессор философии Виленской академии в конце XVII в., в книгие «Курс логики...» (1686) пытался обосновать реальное существование отдельных вещей и явлений. Он - типичный представитель умеренного номинализма.

Доктор философии и теологии, общественный деятель, философ и мемуарист Фавстин Иванович Тетерский (1760-1832), окончив Виленскую академию, преподавал в университете философию. Как участник восстания 1794 года он был сослан на каторгу в Забайкалье, где написал ряд  работ по истории, флоре и фауне этого края.

Известный иезуитский деятель XVII в. Войтех Тылковский (1624-1695) учился в иезуитских коллегиумах и в Ватикане. В Вильно он попал в 1677 г., где по 1681 г. работал профессором философии в академии, а затем руководил папской семинарией. Он являлся последовательным защитником религиозных представлений о мире и природе. В.Тылковский владел латинским, древнегреческим, древнееврейским, французским, немецким и испанским языком и по праву считался одним из наиболее эрудированных и популярных иезуитских писателей. Известны его схоластические труды по философии, теологии и естествознанию, в которых совмещались эрудиция и догматизм, стремление познать и фанатизм веры.  Некоторые из его трудов («Занимательная философия» (1669), «Занимательная метеорология» (1670), «Занимательная физика» (1670), «Научные беседы, содержащие в себе почти всю философию» (1671)) публиковались в Париже, Вене, Аугсбурге и других городах [17, с.29]

Полоцкую иезуитскую академию и  главную духовную семинарию при Виленском университете окончил Антоний Фиалковский (1796-1883), уроженец Витебщины, известный религиозный деятель. Он был профессором богословия и церковной истории в этих учебных заведениях. В Петербурге им основаны митрополитская церковь и семинария, последней он завещал свою большую библиотеку, насчитывающую, по оценкам современников, около 6 тысяч книг.

Русский геодезист и топограф, генерал-лейтенант Иосиф Иванович Ходзько (1800-1881), уроженец г.п. Кривичи Мядельского района, - также выпускник Виленского университета (1823 г.). В 1824 г. совместно он с М.Глушкевичем проводил градусное измерения на Беларуси, позднее участвовал в триангуляционных работах в западных губерниях России, проводимых  под руководством К.И.Теннера и В.Я.Струве.

Станислав Шадурский (1727-1789) окончил Виленскую академию и повышал образование в Париже. Профессор с 1759 года, он преподавал в Варшавском и Новогрудском коллегиумах философию. В своих работах «Принципы философии мышления и ощущения» (1758), «Начало рассуждений в диалогах и упражнениях по логике, этике и метафизике» (1760), «Философские определения общей физики, высказанные публично автором» (1761) С.Шадурский отходит от схоластической философии предшественников, однако не признает новейшие на то время знания.

В этот перечень можно включить еще немало других известных имен ученых и педагогов.

После закрытия в 1842 г. Виленской медико-хирургической академии крупнейшая библиотека того времени (больше 20 тыс. томов) была переведена вместе с большинством учебных кабинетов с их приборами и наглядными пособиями в Киевский университет, что позволило открыть там медицинский факультет. В это же время была закрыта и Духовная римско-католическая академия, и в Вильно на их базе осталась только Виленская обсерватория, просуществовавшая здесь до 1883 года. В 1919 г. Виленский университет был восстановлен, и ему было присвоено имя Стефана Батория. Были открыты 5 факультетов: теологический, права и общественных наук; медицинский; гуманитарный; математико-природноведческий и искусства. В университете в то время работали известные белорусские педагоги профессора: Ю.Дембовский, Л.Калянковский, В.Комарницкий, Г.Ловмянский, В.Врублевский, Ю.Отребский, С.Пигонь, Т.Чежовский и др. После передачи Виленского края Литве Виленский университет в 1939 г. был закрыт. В его здание в 1940 г. были переведены отдельные факультеты Каунасского университета, которые в 1943 г. были закрыты немецкими оккупационными властями. В 1945 г. большинство оставшихся в Польше преподаватели Виленского университета им. С.Батория были переведены в г. Торунь, где они вошли в состав профессорско-преподавательского состава созданного университета им. Н.Коперника. В 1945 г. в зданиях, оставшихся после Виленского университета, был размещен Каунасский университет. В настоящее здесь размещается Вильнюский университет (с 1955 по 1989 год он носил имя В.Капсукаса).

История Виленского университета таит еще много познавательного и поучительного для нашего времени. Здесь достаточно работы всем, кому представляет интерес прошлое нашего народа и творческое наследие наших предков. Его роль в развитии российской системы подготовки и аттестации научных кадров исключительно велика. Войдя в состав Российской империи в 1795 г., Вильно с его университетом приблизил российскую систему  просвещения к западноевропейской, где университеты одновременно являлись и научными центрами, в которых сложились 3 ученых степени (бакалавра, магистра и доктора).  Приняв это во внимание, российская система аттестации пошла своим путем и «с самого начала отличалась более высокими требованиями к лицам,  стремившимся получить ученую степень или ученое звание». В [40, с. 4-5] со ссылкой на русского историка Игнатовича отмечается, что «в XIX в. ученые степени бакалавра и магистра с точки зрения их значения в Англии и Франции соответствовали русскому кандидатству, а степень доктора – магистерству, но не докторству, а Германские дипломы, свидетельствующие об ученой степени, не имели никакого веса. …по многим показателям, и в первую очередь по уровню требований, российская система присуждения ученых степеней и присвоения ученых званий не имела аналогов и в значительной степени опережала практику западных стран».

Наверх Страницы: Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 47, 48, 49  След.



Как подготовить и защитить диссертацию: история, опыт, методика и рекомендации



СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ ПОДГОТОВКИ И АТТЕСТАЦИИ НАУЧНЫХ И НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ
1.1. Возникновение системы аттестации педагогов в западноевропейских университетах и их влияние на развитие науки и образования на территории Беларуси
1.2. Виленский университет - «ALMA MATER» науки и образования Беларуси и Литвы
1.3. Аттестация ученых и педагогов в дореволюционной России
1.4. Подготовка и аттестация ученых и педагогов в СССР и в Беларуси в советский период
1.5. Национальная система аттестации ученых и педагогов в Республике Беларусь

2. ПОЗНАНИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА – ОСНОВА УСПЕШНОЙ ПОДГОТОВКИ СОИСКАТЕЛЯ
2.1. Процесс научного творчества: основные термины и понятия
2.2. Диссертация - основной элемент системы аттестации научных кадров высшей квалификации в Республике Беларусь
2.3. Особенности организации научных исследований по диссертации
2.4. Методология научного поиска
2.5. Проявление законов логики в научном творчестве
2.6. Как найти свое изобретение (формирование навыков новаторского творчества)
2.7. Ученые и педагоги о научном творчестве

3. ВЫБОР ТЕМЫ ДИССЕРТАЦИИ
3.1. Удачный выбор темы диссертации - основа успеха соискателя ученой степени
3.2. О перспективных направлениях научных исследований

4. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
4.1. Составление индивидуального и рабочего плана работы над диссертацией 4.2. Работа по обоснованию выбора направления исследований (работа над обзором литературы по теме)
4.3. Теоретические исследования по диссертации
4.4. Экспериментальные исследования
4.5. Корректность математической обработки результатов эксперимента – залог достоверности научных положений по диссертации

5. РАБОТА НАД РУКОПИСЬЮ ДИССЕРТАЦИИ
5.1. Общие рекомендации по структуре и оформлению отдельных частей диссертации
5.2. Что надо знать при оформлении текста диссертации
5.3. Правила применения в диссертациях и в научных работах сокращений, аббревиатур, некоторых слов и словосочетаний
5.4. Язык и стиль изложения материала в тексте диссертации
5.5. Об использовании стандартных словосочетаний и выражений в научном тексте

6. ОФОРМЛЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ
6.1. Требования нормативных документов к оформлению и представлению диссертации как условие роста профессионализма ученого
6.2. Оформление текста диссертации
6.3. Оформление таблиц
6.4. Правила размещения формул в тексте
6.5. Представление иллюстраций в тексте
6.6. Оформление списка используемой литературы
6.7. Правила оформления библиографических ссылок в тексте
6.8. Оформление приложений к диссертациям

7. ЗАЩИТА ДИССЕРТАЦИИ
7.1. Составление автореферата диссертации
7.2. Подготовка доклада соискателя к защите диссертации
7.3. Рассмотрение диссертации по месту ее выполнения
7.4. Оформление основных документов для приема диссертационной работы в совет по защите диссертаций
7.5. Рассмотрение диссертационной работы в совете по защите диссертаций
7.6. Анализ недостатков диссертаций и аттестационных дел, поступивших в ВАК

ЛИТЕРАТУРА

Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3
Приложение 4
Приложение 5
Приложение 6
Приложение 7
Приложение 8
Приложение 9

обсудить на форуме


Использование данного материала в коммерческих целях категорически запрещено законом об авторском праве!

Тематические ссылки



Поиск



 
на сайте в Интернет

По теме



Каталог TUT.BY Rambler's Top100 Яндекс цитирования
aspirinby.org © 2005 – 2010
В помощь аспирантам
и соискателям ученых степеней
Форум аспирантов Беларуси